Блог "Байкала"

Жители Русского Нельхая плакали, когда их деревня скрывалась под водой

В марте 1956 года Советом Министров СССР в связи с предстоящим строительством Братской ГЭС было принято историческое постановление, определяющее перечень мероприятий «по переселению населения и переносу на новые места строений и сооружений». Судьба сотен населенных пунктов Иркутской области, находившихся на берегу Ангары, была предрешена. По проекту, после строительства плотины ГЭС уровень реки поднимался на десятки метров. Только официально под затопление водами будущего рукотворного моря попадали более 16 тысяч дворов.


Вспомнить события того времени, рассказать нынешнему поколению малоизвестные эпизоды недавней истории – этому посвящен проект «Лица затопленных деревень», которые реализует Автономная некоммерческая организация «Байкал». Сегодня наш рассказ – об Елене Прокопьевне Вантеевой. Она жила в деревне Русский Нельхай.

Русский Нельхай

Деревня Русский Нельхай (территория нынешнего Аларского района) появилась в начале ХХ века на месте бурятского улуса Нельхай, полностью согревшего несколькими годами ранее в ходе мощного пожара. Как рассказывают старожилы, Русский Нельхай основали выходцы из деревень, расположенных на противоположном берегу Ангары.

В Русском Нельхае было две основные улицы – Верхняя и Нижняя. Они шли вдоль Ангары. По данным похозяйственной переписи 1948 года, в Русском Нельхае насчитывалось 179 дворов. Деревня была затоплена водами Братского моря в период с 1961 по 1963 год.

Колхоз Ангарстрой

Одна из свидетельниц исчезновения деревни – Елена Прокопьевна Вантеева. В этом году она отмечает своё 78-летие.

Елена Прокопьевна родилась в деревне Алтарик, расположенной неподалеку, в многодетной семье. «Нас десять детей было», — вспоминает она. В 1950 году семья перебралась в Русский Нельхай.



Местный колхоз, по воспоминаниям Елены Прокопьевны, постоянно находился в передовиках. Назывался он очень необычно по тем временам – Ангарстрой. В колхозе были свои птицы, свиньи, крупный рогатый скот. Садили морковь, картошку, огурцы, а также – коноплю.

— Во время уборки коноплю вязали в снопы, привозили на берег Ангары, — вспоминает Елена Прокопьевна. — Здесь были установлены специальные деревянные конструкции, куда эти снопы закладывались. Конопля вымачивалась, а потом женщины отбивали её прямо в воде. Из конопли ткали большие кули, используемые по хозяйству. А семена у конопли очень вкусные были. Мы их ели, и никто не говорил, что мы – наркоманы.

На момент затопления народу в семье было уже поменьше. Трое старших детей выросли и уехали из Русского Нельхая, а «папка умер в 1960 году». Поэтому при переселении одинокой матери с семью детьми помогал местный совхоз.




Процесс переселения начался в 1961 году. Сначала вода поднималась немного, едва заметно. Потом все интенсивнее и интенсивнее. К 1962 году из Русского Нельхая все уже переехали на новое место. Оно было совсем недалеко, буквально в нескольких сотнях метров выше по склону – там, где колхоз выращивал зерно и «зеленку».

Едва ли не каждый день переселенцы приходили к Ангаре, смотрели, как под водой постепенно скрывается их прежний дом. Многие плакали. «Стоишь и смотришь, как столбы постепенно исчезают, печные трубы. Школу не успели убрать, зерносушилку – всё под воду ушло».

Новая жизнь

У Елены Прокопьевны период затопления совпал с изменениями в личной жизни. Из Черемхово в Русский Нельхай приехали строители – возводить на новом месте совхозную ферму. Жили в школе, которая стояла на холме, и под затопление попадала в последнюю очередь. Среди строителей был молодой парень Юрий. Он и молодая доярка Елена приглянулись друг другу. Завязалось знакомство, которое вскоре переросло в более сильное чувство. Елена Прокопьевна вспоминает, как они ходили на свидания к большому валуну, которые лежал на берегу Ангары. Как-то пришли – а камень уже весь в воде, не подобраться. А потом и вообще скрылся под речной гладью.



В 1964 году пара поженилась, родился сын. Почти сразу, когда сыну исполнилось всего два месяца, Юрия забрали в армию, где он провел почти три года. В таких условиях с работой доярки, конечно, пришлось заканчивать. Елена Прокопьевна устроилась в детский сад, где проработала 30 лет.

До сих пор она живет со своим мужем в поселке Ангарский, куда переселилось большинство бывших жителей Русского Нельхая и стоявшей неподалеку деревни Мучная Степь. Иногда бывшие жители затопленных деревень собираются вместе, вспоминают прежнюю жизнь – когда дома не запирались, а люди жили хоть и небогато, но очень счастливо.

Проект «Лица затопленных деревень» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.
Другие проекты